October 8th, 2006

куба

(no subject)

В “Рабе любви” изнеженная актриса говорит: "как прекрасно заниматься делом, за которое могут посадить в тюрьму или убить!" Когда на войне убивают журналистов, то я не вижу в этом особой трагедии. А то приехали, нащёлкали, сделали свой гешефт и отбыли домой... Они знают, на что идут, их труд хорошо оплачивается, статус профессии высок. Многие из них смелые, за это респект. Особенно когда это женщина. Смерти, подобные этой, взбадривают общество, показывают, что есть обжигающе горячие темы. По своему опыту могу сказать, что получение пиздюлей замечательно ставит на место, потом какое-то время хорошо и правильно себя чувствуешь. Такие убийства и играют аналогичную роль для общества. Именно убийства отдельных статусных людей, а не суета вроде банкротств или отставок.
        Чтобы оказаться на войне, не обязательно выезжать из Москвы. Дама осознавала, чем занималась, её пытались отравить, предупреждали, угрожали, странная смерть коллеги Щекочихина… И вот через день после юбилея её личного врага Кадырова,  в ДР Президента, в полнолуние, в вечер очередной футбольной неудачи сборной, мадам Политковская шагнула в вечность. Думаю, это достойная и героическая смерть для журналиста, сразу оказываешься в своей профессиональной Валгалле.
          И почему, собственно, их нельзя убивать? Что в них такого, что за высшая самозванная каста... Нельзя, конечно же, точно так же как нельзя убивать полицейских, врачей, слесарей, детей, машинистов, пионервожатых и т.д. Но не более.