Барсук Бобров (garpoon) wrote,
Барсук Бобров
garpoon

Category:

сказка

Где и когда это было, я не знаю, только однажды родилась собака.
Она была неуклюжей, с толстыми лапами и чёрной мордой, короче говоря,
всё как полагается.
Из помёта выжили почти все, скоро они разошлись
и перестали осозновать своё родство. Наш щенок, давайте будем
называть его Рудольф (это не значит, что он европейский, может,
парагвайский или малайский, а может в то время таких стран ещё
не было, или уже не было, не важно) превратился в молодую крупную
собаку рыжего цвета с белой грудью и странными глазами.
Насчёт глаз отдельная история. Однажды, когда Рудольф
был ещё щенком, ему задал трёпку один очень вредный пёс, живший
неподалёку. Он был ненамного старше, но при каждом удобном случае
нападал и очень больно кусался. И сейчас Рудольф ушёл в лес, чтобы
зализать раны и как следует повыть, пожаловаться на жизнь, так как
делать это можно только в полном одиночестве - это знает даже самая
маленькая и глупая собака. Был уже вечер и будь Рудольф постарше,
он бы понял, что надвигается гроза. Заскрипели деревья, загудел
ветер, вдруг стало совсем темно и на лес обрушилась первая в году
гроза. Щенок забился под куст рябины и, дрожа от страха и холода,
очень жалел себя в эту минуту. Сверкали молнии, гремел гром, вода
падала сплошной стеной, а Рудольф как-то незаметно успокоился и уже
с удовольствием нюхал новые запахи, не обращая внимания на сырость.
Когда гроза закончилась, он потихоньу потрусил домой, с удовольствием
глядя на чистое небо и дыша необычным воздухом. На душе
(а у собак есть душа!) было хорошо и спокойно. Вдруг что-то заставило
его посмотреть наверх. Там была короткая вспышка, а потом этот огонёк
полетел вниз. Он падал долго, по плавной дуге, и в конце своего полёта
превратился в огненную точку, заслонившую собой всё небо. От удара
Рудольф потерял сознание, а когда очнулся, то рядом, в небольшой ямке,
сразу увидел упавшую звезду. Она была совсем крошечнаяи и слегка
дымилась с незнакомым запахом. От удара болела голова. "Если бы дерево
не смягчило удар - мне бы кирдык" . Он был маленький щенок и, поэтому,
понюхав этот кусочек космоса, он его съел, просто по детской привычке
всё тащить в рот. Звезда была невкусная и от неё несколько дней потом
болел живот. Когда это прошло, щенок забыл про это происшествие и не
вспоминал его никогда, но его глаза стали цвета тёмного мёда с
золотыми искрами.
Так вот, он превратился в молодую крупную собаку рыжего цвета с
белой грудью и странными глазами. Он жил у хороших людей, его все любили,
особенно маленькая девочка Лиза, а сам Рудольф тоже любил всех,
но подчинялся только хозяину. Вокруг дома стоял большой древний лес,
куда можно было убежать погулять с другими собаками из соседних деревень.
Там же часто околачивались дикие и полудикие псы, очень странная публика.
Законченые гопники, всевозможные опустившиеся типы, бомжеватые философы,
воины-одиночки. Там же он впервые попробовал суку, а потом много раз с
удовольствием это повторял. Однажды один странный пёс, называвший себя
Гвидо, старый, но очень сильный и резкий, с которым никто не рисковал
связываться, завёл с ним разговор. Рудольф был в самом расцвете сил,
а тут с ним говорили как с неразумным щенком. Он попробовал возмутиться,
но его быстро осадили. Вскоре Гвидо отошёл, но продолжал как-то странно
за ним наблюдать. Была весна, собаки собирались каждый день и в дурманящих
запахах время до рассвета неслось как вода в горном ручье. Гвидо разговаривал
с ним каждый день и они постепенно подружились. Однажды Гвидо спросил:
-Ты слышал о Колбасном Царстве?
Внутри Рудольфо что-то ёкнуло и внезапно онемевшими губами он просипел:
-Нет
-Врёшь, усмехнулся его странный друг, про него все знают. Вот ты зачем землю роешь?
-Ну, ..., начал Рудольф, но осёкся на полуслове, будто что-то вспомнив и
задохнулся от нахлынувшего не то знания, не то воспоминания.
-Завтра, как стемнеет, у пруда, не глядя бросил Гвидо и медленно
растворился в темноте.
О боги! это было невыносимо. Смутные образы потерянного рая терзали душу
бедного пса, растревоженную бесцеремонным чужаком. Конечно, любая собака
помнит о Колбасном Царстве, как помнит курица о яйце или лягушка о икринке,
но только более осознано. Правда, этого осознания хватает только на рытьё
земли под хорошее настроение, рудиментарныю попытку добраться до утраченного
парадиза. Но проклятый Гвидо каким-то гипнозом вызвал к жизни то, о чём никто
и помыслить не мог, подчинив его волю одной фразой.
Когда Рудольф пришёл на место, было уже темно. Скоро его позвали из темноты.
-Молчи, иди за мной, несближайся
-Далеко идти?
-Далеко
Шли действительно очень долго, пересекли несколько небольших рек, овраги,
сгоревший лес, просеки, заброшенные фермы. Только сейчас, идя в темноте по
шлейфу запаха, Рудольф понял, что его странный друг очень странно пахнет,
не совсем по собачьему. Но думать эту мысль было слишком страшно.
Остановились у высохшего ручья.
-Сейчас мы его перейдём и обратной дороги уже не будет, бесцветным голосом
сказал Гвидо.
-Ну?
-Решай
-Ну?
-Или вперёд или назад
-Ну?
-Да ты, похоже, трусишь
-Нет!
-Тогда что?
-Вперёд!
Почти сразу за ручьём Гвидо набросился на Рудольфа, сбил с ног и, крепко
придавив, прокусил ему шею. Искусно не позволяя крови вытекать слишком быстро,
быстро объяснил ему правила. Или ты пробуешь, или я тебя загрызу. Если
попробуешь, то шансы есть, но немного. Это везение, но страшное. В награду
можешь получить больше, чем всё. Ты – счастливчик, но мало кто тебе позавидует.
-Но почему я?!
-Твои глаза. Они становятся такими по разным причинам. За всю жизнь я видел
такое только дважды.
-И что стало с этими псами?
-Они умерли
Несколько суток Рудольф лежал пластом, а Гвидо лечил его лесными травами,
приносил куриц и уток. Рана затянулась быстро, но внутри что-то перещёлкнуло.
Он просыпался на несколько минут в день только чтобы поесть.
Дом, хозяева – горечь потери давила на сердце, но как будто сквозь слой льда.
Перемена в нём произошла мгновенно, он как будто умер для прошлого.
На третью ночь наступило полнолуние. Как только стемнело, Рудольф резко
поднялся, чётко зная что надо делать.
-Где мне рыть?
-Прямо перед тобой склон холма, с другой стороны густые кусты ежевики.
Там и начнёшь.
-Напоследок…Кто ты?
-Маленький ещё такие вопросы задавать
Гвидо ушёл и больше они не виделись. Рудольф равнодушно посмотрел на Луну
и пошёл к холму.

Он рыл много месяцев, пока не начались сильные холода. Тогда забрался на
несколько метров вниз в заранее выкопанную небольшую горизонтальную
пещеру, куда заранее натаскал много лапника и впал в забытье.
Через несколько дней голод стал нестерпим и он вылез за
какой-нибудь едой. Был закат, красное солнце предвещало продолжение
сильных морозов. Вскоре показался убогий хутор. Без всяких
сомнений Рудольф протопал прямо к маленькому хлеву, в дверях столкнувшись
с пожилой хозяйкой. Увидев его, она замерла, парализованная страхом.
Быстро войдя, он увидел худого поросёнка, мгновенно его загрыз и быстро
выскочил наружу. Женщина сидела на снегу с посеревшим лицом, судорожно
глотая воздух, её лицо выражало ужас.
Добычу удалось растянуть почти на месяц, а в первые недели весны у него
вдруг стало получаться ловить ошалевших худых зайцев. немного окрепнув,
он снова начал рыть. Туннель уже был очень, очень глубокий. Он чувствовал,
что осталось немного. И однажды это произошло.

Уже несколько дней шла странная красноватая земля, мягкая и с
приятным запахом. Любому понятно, что только такая и может окружать
рай, и когда под ударами мощных лап провалился вовнутрь большой
пласт земли, то в ноздри ударила мощная волна божественного запаха.
“Колбасное Царство!” – последнее, что промелькнуло в бедной собачьей
головушке.
Когда он очнулся, то понял, что только его башка и передние лапы лежат внутри.
Он вполз целиком и огляделся. Это превышало любое воображение!
Пол, потолок и стены – из пластов ветчины, лепнина из паштетов,
гирлянды сосисок и сарделек, витые колонны колбас и рулетов,
и всё свежайшее вечной свежестью! И фонтанчики чистейшей воды
и бульона! Несколько дней Рудольф отлёживался и отъедался, потом
пошёл искать того, ради которого он сюда пришёл. Он шагал уверенно,
зная о своём одиночестве на бескрайние мили вокруг. Через несколько
дней блуждания по огромным залам, с зачастую невидимыми в высоте
потолками и убегающими вширь стенами, он попал в анфиладу больших
комнат, очень изящно оформленных, если такое вообще может быть у
собак. В центре одного из зал стоял золотой трон, на котором в
куче тряпья что-то слегка зашевелилось при его осторожных шагах.
Он увидел, как наружу показалась уродливая голова, а потом и вся
тушка маленькой, очень старой жирной собачки. Потрясённый, он не
сдержал эмоций.
-Да-ааа, прогнусавил неприятным голосом владыка рая, ты удивлён…
Но знаешь, вечность и много еды...
-Я тоже стану таким?
-Может слышал про боевх собак, которых когда-то выращивали жрецы бога Луны?
Я был лучшим… А ты..., ты ничем не лучше меня. Ну давай с этим покончим,
я слишком долго тебя ждал.
Subscribe

  • (no subject)

    81 год женщине сегодня неоднократно слышал сентиментальное 'некоторое время это была моя любимая группа' могу понять) upd надо было…

  • (no subject)

    вот такую красивую музыку продолжает делать Saint Etienne

  • (no subject)

    делюсь личным вот эта мелодия работает у меня будильником

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments