Барсук Бобров (garpoon) wrote,
Барсук Бобров
garpoon

Аркадий был журналистом под 40, желчный, с моржовыми усами. Работал, как принято, сразу на несколько изданий, поставляя им всякую мелочёвку - криминал, бытовуха, изредка что-нибудь автомобильное, на жизнь хватало. В молодости он подружился с опером Виктором, почти на 15 лет старше его. Виктор дослужился до полковника, был разжалован за превышение, совсем запил, ушла жена с детьми, последние годы мутновато проёбывался капитаном.
Сейчас они стояли в кафе у метро и тихонько пили.
Виктор иногда рассказывал Аркаше что-нибудь интересное и был не против если тот аккуратно это использовал. Сейчас он как раз говорил об одном странном деле (хотя такие странности у любого мента накапливаются десятками). На окраинном пустыре был найден летний пластиковый бассейн, с трупом на дне. Сам бассейн был заполнен монолитом льда, расколовшим его изнутри. При осмотре пустыря были обнаружены следы протекторов двух автомобилей и четырёх пар ног. В ближнем ангаре стояла автоцистерна с водой, помпа, на улице валялся раскрученный пожарный шланг.
Это случилось 2 недели назад и информацию дали многие. Привычно поохали, но в городе происходит много всякого, тем более по таким морозам нежные москвичи не любят особенно отвлекаться. Тогда Аркаша был первым на месте по Витиной наводке и сделал коротенький сюжет для кабельного районного канала. И вот сейчас, медленно пережёвывая винегрет, Виктор рассказывал об уже раскрытом деле. Пузатый, со скошенным подбородком и мутными глазами, с виду жаба жабой, он говорил не спеша, немного заикаясь, простыми короткими фразами. Отличный оперативник был немногословен от давней контузии, Аркадий давно привык к его манере и достраивал сюжет в голове, изредка уточняя.
Жмурик, 25 лет от роду, занимался рекламой и компьютерной графикой. Парень перебрался в Москву сразу после армии и за несколько лет успел сделать небольшую карьеру, став исполнительным директором агентства. В родном городе у него была маленькая дочка и жена, с которыми он постепенно прекратил отношения, но регулярно переводил деньги. Кроме хороших профессиональных данных он был типичным жиголо – расчётливый, эгоистичный, ограниченный. Миловидная внешность и каштановые кудри приводили в его постель множество разных женщин. Сам он предпочитал могущих оказаться полезными для работы. Контора была небольшая, деловых мотивов для убийства не просматривалось. Опыт подсказывал – рыть надо в личной жизни. Так и получилось.
Последней его любовницей оказалась жена одного серьёзного человека. Описывая её, Виктор побагровел больше обычного и стал нескладно многословен. Он описал её как среднего роста блондинку с идеальной, немного худощавой фигурой, и “улыбкой крупной кошки”. О как! подумал Аркаша, она его зацепила, небывалый случай. Множество улик указывало именно на неё, но Виктор до последнего не хотел её закрывать, придерживая информацию. И вот сегодня это всё-таки произошло. Глядя на его оживившуюся флегматичную физиономию, Аркаша с дружеской жалостью видел грусть, тромбофлебит, алкоголизм и уже близкий инсульт гипертоника.
Она созналась сразу по предъявлению обвинения, с лёгкой улыбкой глядя прямо в глаза следователя. Засранец бросил её через месяц, вытянув почти десять тысяч бакинских и переспав с лучшей подругой (это было типично, Виктор знал его обычный сценарий отношений с женщинами, различался только масштаб). Весело сказав, что всё кончено, он добавил “спасибо за вдохновение, загляни в почтовый ящик”. В почте было несколько листов, Виктор выложил распечатку на стол…
“Стратегия рекламного продвижения нового одеколона ПАФОС ДИСТАНЦИИ”. Аркаша цепко пробежал глазами текст: варианты слоганов – “я никогда не буду твоим”, целевые группы, метросексуалы блядь опять какие-то, концепция нужного запаха,.....ага, вот это наверно ей и не понравилось:“я не люблю тебя, ты не человек, ты просто ленивая никчёмная дырка, такая же как все... ”. Аркаша поднял глаза чтобы спросить, но Виктор как раз заговорил о развязке.
Она решила отомстить, не думая о последствиях. Позвонила людям из “прежней жизни”, заранее подготовили место, влили в сторожа бутылку водки, подогнали цистерну, оборудование, лиловый сборный бассейн (“его любимый цвет, на улице мороз, в магазине смеялись когда покупали”), выманили из клуба, затолкали в машину, она была в другой. “На месте сделали 3 куба калипсола в ляжку через штаны, он ничего ещё не понимал, тут его ко мне подтащили, он смотрит – не узнаёт, накрыло уже, я и говорить ничего не стала, рукой махнула, отвернулась. Бросили в бассейн как есть, в пальто, с портфелем. Он только ртом воздух хватал, ночью же -35 было, я из машины не выходила, курила в окошко. Пустили воду, всё замёрзло мгновенно... И вы знаете, что обидно? Это ведь моя идея была, про одеколон, я же философ по образованию, в аспирантуре училась”.
Subscribe

  • как говорится 'вам, блоггеры!'

  • (no subject)

    Чудесно провёл выходной: спал после завтрака, а потом и после обеда.

  • (no subject)

    В одном тексте завис над оборотом ' ... добились успеха в очень сложной стране'. Задумался - можно ли Россию назвать 'сложной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments