Барсук Бобров (garpoon) wrote,
Барсук Бобров
garpoon

Улица выгибалась в форме подковы, 2 раза выходя на главную магистраль района. Кроме перекрёстков это было очень тихое место, примыкавшее на всём своём протяжении к большому водохранилищу и отходящему от него узкому несудоходному каналу. Иногда кажется, что днём там проезжает не больше одной машины за 5 минут, но ночью их точно ещё меньше. Дома, в основном старые каменные бараки, стоят только по одной стороне, оставляя на другой место для парков, набережных, дикого футбольного поля, ветхих заборов и непонятных контор. Лучше всего этот район описало бы слово безвременье. Полное выпадение из настоящего, декорации от 30х до 70х годов, странные лица и манеры аборигенов. Близость воды чувствуется своеобразно, нагнетая в отдельные дни неприятное напряжение. Местные научились справляться с этим чувством, но приезжие иногда неадекватно себя ведут, оказываясь во власти неизвестных ранее эмоций, все в разной степени, конечно же.

Мы шли поздним вечером, даже ночью, от одного из перекрёстков вглубь квартала. Был сырой, бодрящий и тревожащий апрель. Затянувшийся на сутки дождь закончился с заходом солнца, и сейчас ясное безлунное небо наивно мигало мириадом блестящих точек. Любимое мной межсезонье заканчивалось на глазах, скоро тело привыкнет к теплу, замечая даже небольшие перепады температуры. Но сейчас можно было насладиться уходящей прохладой, благо совсем рядом на водохранилище ещё лежат гектары льда, приятно освежающего окрестности. Было абсолютно безлюдно, что обычно для этого места в это время. Впереди гарцевал любящий похолодания Бастард, с энтузиазмом задиравший лапу над интересными объектами своего мира.

Прямо на проезжую часть кто-то выкинул большую стопку газет, тех, что без спросу рассовывают по почтовым ящикам. Они довольно толстые и сейчас там происходило настоящее шоу. Часть бумаги лежала в луже, намокнув и отяжелев. Некоторые валялись мёртвыми комками или бессильно трепыхались подбитыми крыльями. Сильный ветер растрепал кучу, заставляя сухие листы нападать на лежащие. Те иногда вскидывались с кошачьей резкостью, отвечая на бурный натиск свежей прессы. Всё происходило на довольно большой площади и разбивалось на отдельные очаги активности по краям бурлящей лужи. В этом было столько очевидной недоброй режиссуры, что я невольно затормозил, разглядывая странное зрелище. Бастик, оказывается, тоже замер впереди, недоверчиво глядя на странные проявления жизни.

После очередного изгиба улицы пёс снова напряжённо застыл, глядя вперёд. На самом тёмном и угрюмом отрезке были видны два человеческих силуэта на тротуаре возле самой проезжей части. Уличных фонарей здесь отроду не было, и слабое освещение шло только от звёзд и нескольких горящих окон домов метрах в 50. На расстоянии и тем более в темноте человек кажется крупнее, чем он есть на самом деле, и сейчас один из них выглядел настоящим гигантом. Мне сразу не понравилась их неестественная неподвижность, как у каменных истуканов в степи. Но в любом случае предстояло пройти мимо них, разойдясь левым бортом. Тот, что поменьше стоял в стороне, здоровяка я видел целиком, он действительно был огромный, со свирепой бесстрастной мордой кретина. На обоих была синяя форма фельдшеров Скорой Помощи с горизонтальными светоотражающими полосками. Не меняя расслабленного шага, я посмотрел ему в лицо, проходя мимо. Глубокие глазницы не выпустили наружу взгляда. Успел заметить чудовищные кулаки, тянувшие вниз неестественно расслабленные руки, и широченные запястья.

Засмотревшись на монстра, я чуть не упал, споткнувшись обо что-то сразу за его спиной. Посмотрел вниз и сразу узнал мешок, в которые кладут трупы. А вот виден и сам жмурик, вернее его острый нос и приоткрытый оскаленный рот, небольшого роста дядя, странно, что не застегнули молнию до конца. Всё понятно, парни вынесли пассажира и ждут труповозку, отъехавшую в незнакомом квартале за пивом. Всё пронеслось в голове за секунду, с облегчением придавая встрече комичный оттенок. Что то такое, наверное, думал и Бастард, дружелюбно попрыскавший прямо на лицо покойника. Я увидел это, обернувшись вполоборота, санитар, замерев в своём коматозе, к счастью, не видел ничего. Помешать собаке я уже не мог и только покачал укоризненно головой, подавив на всякий случай улыбку.

Мы уже немного отошли, когда странные фыркающие звуки заставили обернуться. О боги, покойник выбирался из своего мешка! Обернувшийся наконец-то санитар присел на полусогнутых, растопырив руки, как будто не собираясь пропускать никого мимо себя. Второй быстро надвигался из темноты, переливаясь бликующими полосками на униформе. Я замер, парализованный ужасом, Бастард прижался к моей ноге, дрожа и негромко рыча с угрожающим клокотаньем. Второй санитар, оказавшийся приземистым жилистым монголоидом, доставал на ходу из кармана широкую сеть и пытался её распутать. Мертвец уже вылез наружу и стоял, сильно наклонясь вперёд, пошатываясь и растопырив руки. Он явно ничего не видел открытыми остановившимися глазами, по его тщедушному телу прокатывались волны сильнейшей дрожи. Огромный санитар производил, в отличие от напарника, впечатление растерянного новичка. Он неуклюже забежал сзади и схватил труп за плечи. В ту же секунду его огромное тело было отброшено на несколько метров толчком резко развернувшегося зомби. Тут же азиат подскочил и набросил на того крепкую сеть с тяжёлыми грузилами, гулко звякнувшими об асфальт. Мертвец закрутился и упал, продолжая отчаянно барахтаться в партере и всё сильнее запутываясь в крепчайших ячейках. Кряхтя, приковылял здоровяк, похоже, у него была сломана рука. Тело продолжало биться, отвратительно хрипя и неестественно изгибаясь. Казалось, ещё немного и верёвки разорвутся. Внезапно гигант начал избивать мертвеца ногами, каждый удар весил, наверно, тонну, но бьющуюся внизу тварь это не успокаивало, если не сказать наоборот. Монгол одним жестом остановил своего напарника и осторожно вытащил из кармана какой-то свёрток. Он присел на корточки на некотором отдалении, аккуратно достал что-то небольшое и, подавшись вперёд, точно бросил на труп. Тотчас раздался жуткий, запредельный визг и шипение, как будто на раскалённый металл брызнули водой. Почти сразу судороги прекратились, и санитар разложил на теле ещё несколько предметов из того же свёртка. Потом, уже совсем медленно, он вынул брызнувший тонким лучом света узкий клинок, наверное, скальпель. Дальше моя память ничего не сохранила. Следующий фрагмент – сижу на берегу канала, рядом собака, мы оба полностью мокрые. Домой шёл как в тумане, несколько раз меня сильно тошнило. Проснулся очень поздно совершенно разбитый, с дикой головной болью. Было твёрдое ощущение, что я видел больше, чем помню, но сознание благоразумно не выпускало этот макабр наружу.

Через день, утром, я пошёл туда. Ничто не выдавало событий той ночи, только большое продолговатое пятно с неприятным резким запахом на асфальте, примерно там, где всё и произошло. До сих пор не знаю, насколько можно доверять себе, что из виденного случилось на самом деле, а что было галлюцинацией или обманом зрения из-за плохого освещения. Там тихий район, практически без уличной преступности. Изредка режут кого-нибудь, но это же дело житейское. Я никому не рассказывал об этом, всё равно не поверят. Место тут спокойное, красивое, соловьи сейчас вовсю поют. Есть один пятачок, где они с трёх сторон заливаются. Могу показать, приезжайте.
Subscribe

  • (no subject)

    " ... И совсем не стало больше времени. Думали, что будет страшный суд. Белыми и розовыми перьями Нам упало несколько минут..." (с)

  • В этот день 4 года назад

  • (no subject)

    Наука не может сказать что-то определённое о народах, живших в Европе до прихода индоевропейцев. Есть только несколько реконструкций, натянутых и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • (no subject)

    " ... И совсем не стало больше времени. Думали, что будет страшный суд. Белыми и розовыми перьями Нам упало несколько минут..." (с)

  • В этот день 4 года назад

  • (no subject)

    Наука не может сказать что-то определённое о народах, живших в Европе до прихода индоевропейцев. Есть только несколько реконструкций, натянутых и…